brodie_jean (brodie_jean) wrote,
brodie_jean
brodie_jean

Category:

Зайку бросила хозяйка…

 

     Этот брошенный заяц был моим детским кошмаром. Ни одна пострадавшая игрушка – ни качающийся бычок, ни утопленный мячик – не травмировали мою неокрепшую детскую психику, как этот несчастный заяц. Если родители просили меня прочесть этот стишок, к концу второй строфы глаза мои наполнялись слезами, дальше я начинал проглатывать слова и, заканчивая строфу, рыдал во весь голос. Они не понимали, почему незатейливый детский стишок вызывает такую бурю эмоций, смеялись и обещали мне, что с зайцем все будет хорошо. А я-то знал, что это не так.
 

     Он снился мне в ночных кошмарах, старый потрепанный заяц, с обвисшими ушами, потерянным за долгую жизнь глазом и вторым, висящим на нитке. Он лежал не на скамейке, а в песочнице под деревянным зонтиком. Я был внутри этого зайца и видел мир его глазами. Я видел, как девочка играла во дворе с подругами в вышибалы в «секретики», пока ее не позвали домой. В доме начали загораться окна, наступил вечер и начался дождь.
     Это был не короткий летний теплый дождик, с веселыми пузырями на лужах, после которого на небе расцветает радуга. В такой дождик дети, побросав в  песочнице свои игрушки, убегают под козырек подъезда, он кончается очень быстро, песок под зонтиком не успевает даже промокнуть, и снова солнце, и дети снова играют. Нет, это был совсем другой дождь. Октябрьский холодный дождь, с пронизывающим ветром, от которого не спрятаться. И этот заяц, он лежал на мокром холодном песке, ночью, один, продрогший, забытый неизвестной мне девочкой.
     А утром девочка вышла из подъезда за руку с мамой, равнодушно прошла мимо песочницы, не вспоминая о своем бывшем игрушечном друге. В руках она несла новенького мишку с блестящей шкурой и ярким бантом на шее. У зайца на груди лопнули нитки и посыпались опилки. Инфаркт. Занавес. Я просыпаюсь в холодном поту.
     И однажды я стал этим зайцем наяву. Мне было 5 лет, наш детский сад вывозили летом на дачу, каждую группу на один месяц. В то лето моей бабушке Наталье Ивановне сделали операцию, мама тоже болела, и меня оставили на даче на второй месяц с другой группой. Друзья мои уехали домой, приехавшие им на смену дети играли друг с другом. Мне не хотелось ни с кем играть. Я отчаянно скучал по дому.
     Так прошла неделя, и наступило воскресенье, родительский день. День был дождливым, гулять никого не выпускали и дети играли на террасе. Сразу после завтрака к воротам подъехал автобус. Родители забирали своих отпрысков и вели их в столовую, кормить домашним.
     Обычно в родительские дни, в хорошую погоду все уходили в лес, стелили привезенное с собой одеяло где-нибудь на пригорке на солнышке. Остро пахло сухими сосновыми иголками и земляникой. И не было ничего вкуснее привезенной из дома куриной грудки, завернутой в промасленную кальку. Поллитровая баночка клубники, засыпанной сахаром. Сначала выпивался сок, густой, тягучий, и только потом съедали ягоды. Если все вместе, мама, папа и я. Этой поллитровой банки хватало на всех. Потом загорали, мы с папой пытались искать грибы, нанизывали на травинку найденные земляничины и я гордо нес их маме. Она губами стягивала ягоды с травинки, смеялась. Расставаться после такого дня не хотелось, но усталость брала свое, я засыпал и папа нес меня до кровати на руках. Пока я спал, они уезжали.
     Но в этот раз все было не так. Уже все дети ушли в столовую со своими родителями, а моих все не было. Я вышел на открытую террасу и ходил там из угла в угол под дождем по лужам. Они забыли меня, забыли, забыли и пусть я промокну и тогда они узнают... Я снова был зайчиком в песочнице, брошенным зайчиком. Из репродуктора звучал Марш энтузиастов Исаака Осиповича Дунаевского. И тут я разозлился. Я топал по лужам своим хлюпающими сандалями и мысленно произносил все известные мне «плохие слова». Ж..па, сракА (с ударением на последний слог), «ж..па, сракА… па - па - па - па - пара - па» и так по кругу, я пел эти слова на мелодию звучавшего марша.  И тут на крыльце появились родители. Я бросился к ним, обнял коленки мамы и заголосил «Зайку бросила хозяйка», ревя во все горло. В тот день родители увезли меня домой. Наверное, сжалились. А ту неизвестную мне девочку, которая бросила друга, я не забыл. Сука она все-таки..

(Из детских воспоминаний Вовы Дорина, записано с его слов).
Tags: Воспоминания, Домашний архив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments